Уникальная анатомия рук подтвердила промежуточное положение австралопитеков седиба

Антропологи изучили структуру кистей рук австралопитеков седиба – предполагаемых предков рода Homo – и обнаружили, что они могли использовать передние конечности как для изготовления орудий труда, так и для жизни на ветвях деревьев.

Australopithecus sediba  © Bret StirtonAustralopithecus sediba 
© Bret Stirton

«Устройство костей напрямую отражает то, как жили и вели себя наши древние родичи. Мы зафиксировали эту уникальную черту в устройстве рук австралопитеков седиба, которая отличает их от всех остальных представителей рода Australopithecus«, – рассказала Трэйси Кивелл, профессор Кентского университета (Великобритания), один из авторов исследования.

Первые известные человечеству останки Australopithecus sediba в южноафриканской пещере Малапа почти 12 лет назад нашел палеонтолог Ли Бергер. Многие исследователи, в том числе сам Бергер, сразу назвали их «переходной формой» между древними гоминидами и родом Homo. Многие их коллеги не согласились с этим.

Споры ученых были связаны с тем, что находка Бергера сочетала в себе черты как древних австралопитеков, так и представителей рода Homo, в том числе типично человеческую анатомию рук и ног. Вероятно, они даже были приспособлены к использованию орудий труда и прямохождению.

Кивелл и ее коллеги нашли новые аргументы в пользу «переходного» характера австралопитеков седиба. Ученые сравнили структуру кистей у этих гоминид, Homo sapiens, афарского и африканского  австралопитека, а также нескольких видов человекообразных обезьян.

В этом сравнении ученые исходили из простого соображения – конечности каждого вида приматов приспособлены для работы в той среде, в которой они обитают. К примеру, кисти рук гиббонов, которые обитают на ветвях деревьев в густых лесах Суматры и Калимантана, приспособлены для того, чтобы хватать ветви деревьев, и мало подходят для работы с орудиями труда и прочих точных манипуляций предметами.

Руководствуясь этой идеей, ученые определили, какие черты анатомии кистей и структуры их костей наиболее специфичны для людей и приматов. Затем исследователи попытались выяснить, было ли нечто подобное характерно для окаменелых останков австралопитеков седиба и их ближайших родичей, а также некоторых ископаемых представителей рода Homo.

Анализ показал, что Australopithecus sediba действительно занимали некое промежуточное положение между австралопитеками и представителями нашего рода. С одной стороны, их кисти действительно были приспособлены к жизни на ветвях деревьев, в пользу чего говорит внутреннее устройство костяшек пальцев: они оказались очень похожи на то, как выглядят изнутри конечности орангутанов.

С другой стороны, суставы больших пальцев австралопитеков седиба, которые играют важную роль в использовании орудий труда и других предметов, по своей анатомии были значительно ближе к аналогичным костям древних людей и прочих представителей рода Homo, чем к обезьянам. Это радикально отличало их от других австралопитеков, у которых не было общих черт с человеком. В частности, те физически не могли крепко держать в руке орудия труда.

Сочетание подобных черт, как предполагают Кивелл и ее коллеги, говорит о том, что Australopithecus sediba жили не только в саваннах, как на то указывает анатомия их ног и рук, но и могли периодически возвращаться на ветви деревьев, добывая там пищу или спасаясь от атак хищников. Впоследствии их потомки отказались от этого и перешли к тому образу жизни, который был характерен для предков человека в следующие 1,9 млн лет, заключают ученые.

Статья опубликована в журнале Nature Ecology & Evolution  
Источник: ИТАР-ТАСС